19 авг
Информационно-алгоритмическое познание социума как путь выхода из глобализационного кризиса
Просмотров: 12673

Е.Г. Бессонов

Сегодня, в век информационно-технологического развития общества мы наблюдаем то, что человечество находится в глобализационном кризисе. Причина его в том, что представители различных культур и цивилизаций не могут договориться о совместном решении ряда вопросов в области жизнеобеспечения деятельности на планете в процессе построения глобальной человеческой цивилизации. Проявления этого кризиса происходят во всех сферах жизнедеятельности общества, начиная от военных противостояний, заканчивая тупиком в ряде направлений развития фундаментальной науки, связанным с морально-психологическими аспектами деятельности человека. Однако, не правильно понимать, что именно морально-психологические аспекты деятельности человека являются причиной глобализационного кризиса. Как отмечают московские исследователи Е.Л. Рябова и Л.О. Терновая «одним из культурологических факторов дестабилизации стало и проецирование силового вектора внешней политики стран Запада в незападный мир, что объяснялось борьбой с террористической угрозой. Однако такая политика явилась фактором, угрожающим национальной и культурной идентичности»1. Сама по себе морально-психологическая сторона кризиса связана с проблемой информационно-алгоритмического обеспечения. На практике это выражается очень просто: люди в своих действиях допускают ошибки, и всё чаще, эти ошибки становятся критическими. Люди зачатую пытаются что-то изменить, понимая, что что-то они делают не верно, но по какой-то причине они либо просто не решают поставленных перед собой задач, либо ещё больше усугубляют ситуацию. В чём суть такого явления в современном обществе?

Это явление носит многоаспектный характер, однако, несомненно, оно проистекает из того, что люди не способны правильно воспринимать информационные потоки. По простому, они не умеют разбираться в той информации, которую получают ежедневно в процессе своей жизнедеятельности, не имеют возможности различения. Если вспомнить то, что информация не существует сама по себе, а всегда имеет некое смысловое, существенное содержание, относящееся к конкретному объекту, процессу или явлению, который несёт эту информацию, то это означает, что люди не понимают суть этих объектов, процессов и явлений. К примеру, я нашел ключ, который имеет внешнее сходство с ключом от моего кабинета. Думая, что это он я вставляю его в замочную скважину и, проворачивая, ломаю. Из строя выходит замок, я не могу попасть в кабинет, не решаю важные организационные вопросы, процессы теряют устойчивость в управлении и так далее. Маленькая ошибка в информационном обеспечении – и всё! Ошибочный результат может быть даже не исправим.

Почему же мы не умеем различать суть окружающих нас процессов, явлений? Несомненно, это связано с различением информации. Это зависит от того, как нас учат воспринимать информацию. Есть информация, которую мы различаем, а о которой даже не задумываемся. Разберём этот вопрос более подробно.

Информация может отвечать на вопросы: Что? Где? Когда? Такая информация несёт ответ на вопрос: какое событие или явление произошло, в каком месте и в какое время. Человек, получающий информацию на такой основе, может обладать большим количеством знаний о явлениях окружающего нас мира, в том числе, человеческого общества. В качестве примера давайте обратим внимание, что большинство интеллектуальных телевизионных игр основано именно на этих трёх вопросах. То есть лучшим знатоком-интеллектуалом может стать человек, который знает большее чем другие количество так называемой фактологической информации. И, действительно, всё наше прошлое – это набор фактов, событий, имеющих время, место, некую внутреннюю сущность. Не знать мы их вроде и не можем, но с другой стороны, знать их все просто не возможно. Такую информацию мы будем называть фактологической, а педагогику, построенную на её основе – фактологической педагогикой. Дадим краткий критический анализ. Изучая действительно большое количество разнообразных факто, и даже, разбираясь в сути ряда явлений и процессов зачастую человек не в состоянии связать один факт с другим, увидеть взаимосвязь явлений, которые на прямую между собой не связаны. То есть, он не обладает так называемым «системным» мышлением или методологией.

Тогда какие информационные потоки формируют «системную» информацию, а вместе с ней учат понимать взаимосвязи, взаимозависимости и взаимообусловленности объектов, явлений и процессов окружающего нас мира? Информация может отвечать на вопросы: Как? Зачем? Почему? Это иной уровень информационного обеспечения нашего сознания. Рассмотрим подробнее эти вопросы. Вопрос «как?», собственно отражает возможность выбора пути следования, «дороги» по которой мы идём. Отсюда и такое понятие как методология – наука о методах, с древнегреческого – путях или способах действия. Вопрос «зачем?» (за чем) определяет в нашем сознании последовательность движения – от чего к чему идём. Это системный вопрос, формирующий представление о том, что мы называем идеалами и целями. Он подводит нас к более сложному информационному обеспечению, обеспечению ещё более высокого уровня. Вопрос «почему?» (по чему) заставляет нас задуматься, на основании чего мы идём именно эти путём. То есть он подводит нас к тому, что есть то, что мы привыкли называть ценностями и принципами. Информацию, основанную на этих вопросах мы будем называть методологической информацией, а педагогику, построенную на её основе – методологической педагогикой. Методологическая педагогика позволяет сформировать в человеке видение взаимодействия, взаимозависимости и взаимообусловленности элементов на прямую между собой не связанных. Однако, сделаем критическое замечание, увязывать элементы в единое целое и представлять тенденции и направленность их развития совсем не одно и тоже. Увязав ряд элементов в единое целое, мы получим статичную картинку, мозаичный набор фактов, а мир динамичен. В нём нет статики. Статика мира может представляться только в нашем сознании и отражать его действительную сущность, но только в данный конкретный момент времени. Возвращаясь к началу данной статьи, можно сказать, что одна из существенных ошибок в принятии человеком решений на любом уровне (от личной и семейной жизни до глобальных общечеловеческих вопросов) кроится как раз в том, что человек принимая решение, опирается на отраженную в его сознании картинку, запечатлевшую мир в его статичности, то есть его прошлых проявлениях. А мир изменился. Различил ли эти изменения человек, вносил он поправку в момент принятия решения на будущие изменения? Если человек этого не понимает, то – нет. Например, командир корабля, уходящего в автономное плавание должен уметь прогнозировать и различать все те изменения, которые влияют на живучесть корабля и заблаговременно корректировать действия всех служб в зависимости от возможной внешней и внутренней обстановки. А кроме этого, он должен четко понимать цель к которой движется корабль. Если этого командир (или капитан) не понимает, то результат может быть печален. Примером этого может служить катастрофа лайнера «Costa Concordia» в январе 2012 года. Еще один печальный пример неразличения информации такого уровня – авария на Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшая 17 августа 2009 года. К сожалению таких примеров сегодня можно привести очень много, когда в заключении экспертов значится просто: виноват «человеческий фактор». Но что это за «фактор»? До сих пор никто не задумался над описанием этого вопроса. Пора исправить эту ошибку и задуматься в чём его суть. А суть его в вышесказанном – цели и тенденции люди зачастую не различают, живя на основе фактов прошлого в единожды выстроенной ими картине мира.

Получается, есть третий уровень информационного обеспечения, который отвечает на вопросы: С какой целью? Какова тенденция? Такую информацию будем называть алгоритмической информацией, а педагогику, построенную на её основе – алгоритмической информацией. Эта информация по сути включает в себя и фактологию и методологию. Но уже не бездумную фактологию, основанную на принципе: знать как можно больше, чтобы быть самым умным; и не всякую методологию: есть пути, ведущие в Ад (образно говоря). Здесь речь идёт об осознанном выборе необходимых для бескризисной деятельности фактов и путях ведущих к развитию и построению системы, а не различных взаимосвязей между элементами, которые иногда в тенденциях своих ведут все элементы вместе к гибели. Это уже не система, это какое-то временно устойчивое состояние ряда элементов, которое рано или поздно обрушится.

Тогда весь процесс выработки решения, включая корректировку объекта в процессе конкретного действия, осуществляемого над ним мы можем называть информационно-алгоритмическим обеспечение процесса. И если нет осознания этого у человека и общества, то мы как «Costa Concordia» пойдём ко дну, и поведёт нас к нему этот самый «человеческий фактор».

Если вернуться к содержанию нашей работы, то можно ещё добавить, что каждому уровню информационно-алгоритмического обеспечения будет соответствовать своя часть процесса познания. Фактологической уровень – это уровень знаний, методологический уровень – уровень понимания, алгоритмический уровень – уровень осознания. Осознание – это то, чему должно учить современное общество через систему образования.

Таким образом, понимание и различение информационных потоков – это управляемый процесс, зависящий от того, какую информацию нас научили различать. Современная система образования строится, как правило, на фактологической информации с некоторыми элементами методологического мышления. В информационный век, век построения глобальной общечеловеческой цивилизации обучение наших детей необходимо строить не просто на фактологической информации. Даже методологическая педагогика сегодня не решит современные проблемы. Необходимо учить различать цели и видеть тенденции развития объектов, процессов и явлений окружающего нас мира. Информационно-алгоритмическое обеспечение и основанная на нём система образования позволяет не просто различать цели, а понимания методы работы даёт инструментарий для корректировки движения элементов к нужным нам целям.

Почему возникает такая сложность с различением динамики процессов и выставления целей своего развития? На наш взгляд – это ошибка, связанная с вопросом о смысле жизни (мировоззренческая ошибка). Петербургский философ Т.Н. Бессонова пишет: «Раздробленность, хаотичность миросозерцания становится всё более и более угрожающим для будущего человечества и, в следствии этого, для природы»2 Сегодня у многих отсутствует понимание смысла жизни каждого конкретного человека, а сам вопрос жизни сводится к материально-техническому обеспечению своих семей и родственников, а также к получению максимума удовольствий по мере своей нравственности. Вопрос о том, что каждый человек является участником тех или иных процессов, что он сам может корректировать их ход, изменять их, разрушать или создавать что-то вокруг себя значимое для многих людей сегодня просто не ставится. А если речь идет о смысле жизни, что зачастую он преподносится как некая абстракция. Почему абстракция? В основе смысла нашего существования лежат некие базовые (субъектные) ценности как внутренние основания выбора цели и средств деятельности3. В качестве базовых ценностей приводятся примеры денег, власти, любви, патриотизма, справедливости, гуманизма и прочего. Давайте просто попробуем определить каждое из этих понятий. И станет ясно, что это слова – номинализаци4. У людей нет единства в определении этих терминов. Раз нет единства, значит говоря о ценностях, мы, по сути, говорим о наборе ряда абстракций. То же и в отношении идеалов. Коммунизм, социализм, либерализм, демократия – абстракции. Но как же так? Смысл жизни – это абстракция? В сознании каждого конкретного человека смысл жизни – это нечто неопределённое, абстрактное, и, поэтому, лучше о нём не думать. Но ведь поступки-то мы совершаем конкретные? Смысл жизни – абстрактный, поступки – конкретные: вот и ошибка информационно-алгоритмического обеспечения работы нашего сознания. Если говорить о конкретики, то оказывается её можно выстроить для понимания и начала осознания своей деятельности. Возможно это не полное представление, но на данном этапе оно представляется достаточным для постановки задач. Если идеалы абстрактны, то конкретны всегда будут цели, если ценности абстрактны, то конкретны принципы. Цель всегда конкретна. Нельзя абстрактно родить ребёнка, вступить в брак или положить на личный счет миллион евро. Принципы также конкретны: после меня хоть потоп, цель оправдывает средства, сила или уважение.

Вся проблема кроется в том, что современное знание, описывающее мир останавливается на методологической картине мира. Методологическая картина мира, включающая в себя калейдоскоп фактов не учитывает динамику процессов бытия. Современное социальное знание должно говорить о тенденциальной картине мира, вводящий в наше сознание осознанное отношение к тенденциям и целям, то есть к нашему будущему, основанному на нашем прошлом. Такая картина мира, и основанное на ней мировоззрение позволит научиться корректировать жизненные принципы и выставлять цели, ведущие нас к развитию, обучать этому других; отвергать те цели, которые нас разлагают и деградируют личность. Сформировать подобную картину мира возможно, когда будут существовать экспертные информационно-технические центры, в которых будут учить разбираться в многоуровневых информационных потоках, в которых не будет запретной информации, а каждый информационный уровень займёт правильное место в нашем сознании.

В качестве выводов отметим:

Фактологическое знание является только лишь основой методологического познания мира и человека; методологическое знание – это ступень к освоению и осознанию ответственности за будущее; алгоритмическое знание формирует в человеке осознание возможности изменения реальности на любом уровне, прежде всего, сторону развития.

Представление о мире, основанное только лишь на одной из нижних ступеней информационно-алгоритмического обеспечения ведёт человека к информационному рабству, то есть зависимости от людей, обладающих более высокими степенями познания.

Современная система образования не решает задач, связанных с формированием тенденциальной картины мира. Для формирования тенденциальной картины мира следует использовать новые формы и методы обучения (например, дистанционное обучение), позволяющие охватывать максимальное количество пользователей развивать учебные заведения, адекватные времени.

Местные власти при тесном взаимодействии с бизнесом должны формировать учреждения нового типа, включающие в себя кружки технической направленности (для формирования системного мышления у школьников) и экспертные информационные центры (для формирования созидательной информационной среды)5.

1 Рябова Е.Л., Терновая Л.О. Задачи межкультурного взаимодействия в конфликтном мире // Политика и национальный вопрос: проблемы, пути, решения. –М.: Международный издательский центр «Этносоциум», 2011. –С. 57.
2 Бессонова Т.Н. Социокультурные проблемы мировоззренческой безопасности // Социальное насилие в истории и его трансформация в условиях социально и личностно ориентированных обществ в постиндустриальной цивилизации (материалы межвузовской научно-практической конференции 20 декабря 2013 года). –СПб.: Петродворец, ВИ ЖДВ и ВОСО, 2014. –С. 83.
3 См.: Сагатовский В.Н. Философия развивающейся гармонии (философские основы мировоззрения). –Ч.2. Онтология (Мир и Человек: укоренён ли Человек во Вселенной?) // авторский курс в трёх частях. –СПб.: издательство С.-Петербургского университета, 1999. – 272 с.
4 Воедилов Д.В. НЛП по-русски. –М.: «Издательство ФАИР», 2008. – с. 34.
5 См.: Дмитриева Ю.В. Информационная безопасность России в условиях глобализации // Ключъ: философско-общественный альманах Пушкинского центра аналитических исследований и прогнозирования. Выпуск 7. –СПб., 2013. – С. 109 – 114.
вверх